Чужая ноша


Песни Константина Карасёва 2009-2011 годов

Новые. Пишутся, испоолняются и записываются.

Серенада
Принц
Дом из облаков
Давай
Тектоник
Забудь обо мне
Чужая ноша
Было бы странно
Время
Песня Эдварда


Серенада

Серенада с утра под общим балконом:
Как один неизвестный троим незнакомым
Распевает о том, что кончается худо,
Им пытаясь внушить: полагайтесь на чудо,
Им прощая всё то, что будет и было,
Хотя каждая кошка в мешке несёт шило;
Не смотри, что смешит разве что его имидж,
Лучше веки смежи, и тогда ты увидишь,
Как в щелях календарных плит прорастает весна,
К потной спине прирастает рубашка,
Стань моим сердцем, чтоб не было тяжко...

Серенада певца неизвестного вида,
путь туда - реконкиста, обратно - коррида
Растащила дорога цветы по листочку
Расписалась погода на штанах многоточьем
Не умею, прости, не доехал бесплатно,
Не сломали гитару, а что голос сел - ладно,
Лицемер, не послал меня в женское лоно,
Твой отец - видать, вице-мэр Вавилона.
А в щелях календарных плит прорастает весна,
В дикой траве проступает растяжка,
Стань моим сердцем, пока мне не тяжко...

Серенада охране, чтоб пустили поближе
Серенада соседям, чтоб были себя тише,
Серенада собакам, подъездам и птицам,
Мы закрыли сердца, нам остались лишь лица.
Я назвал тебя - зря ль - непокорной голубкой,
Получив свою дань непритворной улыбкой,
Двести лет всё одно - что романсы, что регги -
То петь о побеге, то просить о ночлеге.
А в щелях календарных плит прорастает весна,
К медному лбу прилипает бумажка,
Стань моим сердцем, и пусть будет тяжко!
 

Принц

Добрый северный лёгкий рассвет робко будит пыльный вагон.
Принц ступает, едва не упав, на перрон, просевший до волн,
Глянь: автобусов не будет полдня, как заведено на Руси,
И, порывшись в карманах, берёт такси.

И несёт его старенький «Фольц» по тому, что раньше было шоссе,
А кругом тоска в полный рост да разруха во всей красе,
Только принц не боится ворья, он практически налегке,
Лишь хрустальная туфелька спит в рюкзаке.

Он идёт лабиринтом дворов, где дорога бесстыже плоха,
Кое-где слышен стук топоров, где-то даже крик петуха,
Здесь, казалось бы, люди как он вряд ли сойдут за своих,
Тут ему предлагают взять на троих.

Из остатков короткого сна выплывает загадочный дом.
Где он ждёт возле кнопки звонка, не ошибся ли – думает он.
Но она не спешит открывать босиком – всё же принц в гостях,
Наконец, предстаёт перед ним в лаптях.

Они будут пить чай допоздна и болтать обо всём подряд,
Как он шёл по таинственным знакам, как она свой шила наряд.
И вот принц на полу тесной кухни засыпает, согнувшись дугой,
Ведь при нём даже мачеха стала другой.

Всё могло бы случиться быстрей, догони он её в чём есть,
Но она предпочла убежать, не приняв королевскую честь.
Он догнал её года за два, доплетясь в эту милую глушь
А не смог бы догнать – так какой он ей муж?

Но он был здесь когда-то давно, на какой-то дурацкой войне,
И так странно – он видел в бинокль то, что нынче видит в окне.
И пускай ждёт постылый дворец и мешок государственных дел,
Он теперь наконец-то там, где хотел.

Дом из облаков

Ой, рады девки с утра, поглядеть любо-дорого:
Парень какой-то с небес тащит облако волоком,
Вот от поднимется с ветром и будет таков,
А что ему ждать
в стране дураков?

Кто просто спит, кто-то занят работой полезною,
Он хочет жить, окружённый твердью небесною,
Вот на руках его тают следы от оков,
И кто он теперь
в стране дураков?

То, что я видел во сне, оставлю ли ночи я?
Облако в слабых руках рассыпается клочьями.
Дайте свободного места всем, кто готов
Строить свой дом
из облаков.

Дайте свободного места всем, кто готов
Строить свой дом
в стране дураков. 

Давай

Пока не в злой жаре мы,
И ночь лежит на блюде,
Давай поймаем время,
А убивать не будем.
Давай забросим невод,
Пускай корыто цело,
Быть может, в тишине вод
Сорвётся круг прицела.

У нас вся жизнь в запасе,
А, может быть, в залоге,
Мы снова в первом классе,
Мы столько на пороге.
Давай отыщем выход,
Где нам ещё не поздно
Пьянеть от дождевых вод,
Куря прохладный воздух.

Мечту на грани воли
Исполним - всё равно чью -
Давай трамвай угоним,
А то скучает ночью.
И мы обгоним джипы,
И мы обгоним байки,
И этого - забыл как -
На жёлтой таратайке.

Я целый слой коры снял,
Хотя хотел напиться,
Но, видно, был корыстен
И выпил из копытца.
Давай хотя бы надпись
Оставим на медали,
Уходят времена - пусть!
Зато тогда мы дали!

Тектоник

В нашем мало устроенном мире порою случается что-то не то,
Когда не надо спешить и не нужно ни зонта, ни пальто.
И прилипшая как-то забытая тень, твоя тень на холодной стене,
Не даёт мне забыть о прошлой весне,
Днях, когда я хотел отдохнуть от себя, но наращивал лишний объём,
И почти перестал завидовать тем, кто вдвоём,
Случилось так, что в пустом коридоре, повернувшись спиной к окну,
Ты танцевала тектоник, а я говорил: «ну-ну».

В самом деле, я совсем не питал оптимизма в отношении подобных затей,
Что, не видел я стройной фигуры и голых локтей?
И казалось порой, что невидимой юбкой ты мне бьёшь по лицу как бичом,
Ещё горели глаза, но и здесь я был ни при чём.
И, уже прощаясь на метрошном перроне, я почти не заметил того,
Что в тот день ты танцевала тектоник для меня одного.
И мы нашли с тобой общий язык, и язык нам был по душе,
Когда губы общались с губами напрямик, без ушей.

Я ничего не понимаю в танцах, но ты это делала так,
Что ноги мои стали сами дёргаться в такт,
Хотя тектоник не танцуют на сцене, это танец площадей и трущоб,
И тот концерт был репетицией к чему-то ещё.
И вот теперь ты где-то вдали, я уже ничего не прошу,
Не даёт остыть по ночам восьмибитный шум.
Странно то, что я не стал дальше от породы хороших мужей,
Безработным и больным я был тебе намного нужней.

На свете много дурацких занятий, одно из них — анализ судьбы,
И глупей, чем вспоминать и мечтать – гадать, что было бы,
Если б я поступал немного умнее, или ты была малость добрей,
Но всё это — танцы бродяг у закрытых дверей.
И мне слабо запретить себе думать, что нельзя исключать того -
Ведь ты устроена так, что от тебя ожидаешь всего — 
Что однажды, как гром среди ясного неба, я получу приглашенье на бал,
Где ты станцуешь тектоник, и я буду сражён наповал.

Забудь обо мне

Когда я был пойман твоею душой,  я был очень рад, но теперь
Ты знаешь меня так хорошо, что это недолго терпеть.
И, чтобы я дальше не лез в твою душу, и молча продолжил путь,
Забудь обо мне, забудь обо мне, забудь обо мне, забудь.

Как мёртвое как-то стало живым,  теперь норовит истлеть,
Как зубы нужны были, что бы жевать, теперь нужны, чтобы болеть,
Как перспектива жить не одному теперь навевает жуть,
Забудь обо мне, забудь обо мне, забудь обо мне, забудь.

Забудь, как я крепко стоял на своём, забудь, как шёл напролом,
Забудь, как искал, забудь, как прощал,  забудь, как махал крылом,
Забудь, как вставал, не чувствуя ран, и снова ступал на край,
Забудь обо мне и мне обо мне больше не напоминай.

Забудь меня как неудавшийся  сон, чтоб некого было жалеть.
Не «всё было зря» или «всё было злом», а «не было», ныне и впредь.
И если ты сможешь победить этот мир, прожжа эту брешь в судьбе,
Ты поможешь мне сделать то, 
Что давно пора —
Забыть о тебе.

Чужая ноша


Так и не успел подержать тебя на руках.
Так и не дождался, как все слова скатятся в «ах».
Так и не привык к тебе, а тут и тебя нет -
Чужая ноша не тянет,
Чужая ноша не тянет,
Кого куда, а меня не тянет,
Нигде и никак.

Вроде никакой беды, я один, как и был,
Даже не могу сказать, что некуда деть свой пыл,
Пуганных ножом пугать ли свежею раной?
Чужая ноша не тянет,
Кого ещё, а меня не тянет
Нигде и никак.

Проветривать сердце, считать ворон,
Гулять по границам, ждать похорон,
Шесть дней на ветер, день для себя,
За всё в ответе, хвост теребя,
Держать открытой душу, а может быть, кто-то заглянет,
Чужая ноша не тянет…

Так и не успел представить тебя своим псам,
Так и не успел разбудить тебя – просыпаюсь сам.

Время

Кругл циферблат, а в доме то потоп, то пожар.
Стрелка всё бежит, как рулеточный шар.
Завожу будильник, как мину часовую сапёр,
Некогда прощаться – всё, я попёр.

Время из пространства торчит дымовою трубой.
Не за что держаться – пробуй унести с собой;
Нечего терять – мы все в этом будем равны,
Время лечит ампутацией, и ничем иным.

А оезд всё летит, режет пространство насквозь,
Ещё минута прочь – ещё два километра врозь,
Но я без сожалений тебе все расстоянья отдам,
Догоняй по шпалам, по проводам, по ладам.

Свалка за окном сегодня белоснежно чиста.
Это – намёк на то, чтоб играть с листа,
А также, безусловно, чтобы с листа начать.
Круглая земля – выходи встречать!

Было бы странно

Мимо меня ходит чужое счастье,
То собьёт с ног, то надо мной зареет,
Дымом добра и зеркалами страсти
Слепит глаза, только давно не греет.
Если б я пил — я бы напился в стельку,
Было б куда — я б умотал отсюда,
Но то, что я знал, и то, что я видел мельком
Держит меня; видимо, это чудо.

Что мне теперь? Осуществлять проекты,
Отдых и труд чередовать со тщаньем,
Всё заглушив, загородясь от света
Жить за гроши перепродажей знаний?
Был бы я стар — я бы уснул на месте,
Был бы я лось — лёг бы я на дорогу,
Но это игра, та, что нас держит вместе,
Стоит того, чтоб потерпеть немного.

Стыдно быть злым, а как тяжело быть добрым,
Если кругом и без меня всё дивно.
Грех ревновать, грех и стебаться гордо,
Мол, не моя грусть, а их любовь фальшива!
Если б я спал — я бы проснулся в страхе,
Был бы я пьян — я б протрезвел от боли,
Но весь этот мир не переделать махом,
Пусть будет он вотчиной Высшей Воли.

Есть одна мысль, рода весьма наивных:
Если сейчас я понимаю, кто я,
То и потом, даже уйдя из мира,
Этот момент я буду как-то помнить.
И эту связь я протяну на вечность,
А потому зря пропадать не стану.
А было б не так, было бы всё конечно —
Было бы странно, было бы очень странно.

Песня Эдварда

Я пришёл в этот мир, не дождавшись хороших времён.
До сих пор не разберу, я в строю или пленён.
Я провёл всю жизнь в мире книг и идей,
Потому до сих пор не знаю людей,
Да и сам не представляю ни одно
из человечьих племён.

У вас весёлые лица, со мной сразу стали играть:
Кем-то побыть, что-то сделать, что-то достать.
Я не против компаний, не против речей,
Но мне так тяжело вживаться в сволочей
Боюсь, что ваше чувство юмора мне
никогда не понять.

И я уволился с работы, денег хватит где-то на год,
И мне не важно, что потом произойдёт,
И я хожу то здесь, то там, всех пугая подряд,
Вероятно, я не создан, чтобы радовать взгляд,
Но мне не жалко, и этот образ жизни
мне даже идёт.

И я читаю тебе курс о том, что означают слова,
Но начало было слишком давно, и на слова всем плевать,
Но ты смотришь на меня, ты хочешь знать ответ,
Почему кто-то счастлив, а мы ещё нет?
Ответь на это сама, 
и в каком-то смысле будешь права
А ты всё смотришь на меня, ты хочешь знать ответ,
Почему умер Майк, а Умка нет?
Ответь на это сама, 
и в каком-то смысле будешь права.

Порой я грею себя тем, что твоя улыбка – не ритуал,
И я не меньше тебя боюсь вопроса, а когда будет бал?
Но ты хочешь жить в селе, а я, наоборот,
Хочу, чтоб было где играть в северо-западный проход,
Так что рано или поздно нам придётся
устроить скандал.

А раз так, то наши притязанья друг на друга пусты,
И пока я не взорвал этот город, я взрываю мосты,
Тебе со мной не перейти за этот предел,
Считай, я умер для вас, так, как хотел,
Я ухожу в свой заколдованный замок
резать кусты.

1. MIDIотизм 2. Исподтишка 3. Кораблик-колыбель 4. Принцесса v. Неальбомные песни vi. Акустическая тяга vii. Чужая ноша.

(C)Константин Карасёв, 2009-2010.


Используются технологии uCoz